Развитие общества и глобализация

Любой студент, имеющий отношение к учебному процессу, неоднократно сталкивался с устойчивым выражением “общественное развитие”. Соединение двух терминов, имеющих множество дефиниций – “общество” и “развитие”- приводит к еще большей свободе интерпретаций и путанице.

На мой запрос в поисковике был получен следующий ответ:
“Общественное развитие — это процесс, в котором действуют, с одной стороны, люди, общности, институты, а с другой стороны, объективные условия, которые становятся рамками их целей, деятельности и результатов.

Общественное развитие включает в себя два взаимодополняющих процесса — прогресс и регресс. Прогресс предполагает движение обществ от низшего к высшему, от простого к сложному, от частей к целому, регресс, наоборот, — движение обществ от высшего к низшему, от сложного к простому, от целого к его частям. Прогресс обществ и человечества (общественное развитие) всегда сопровождается регрессом, когда происходит не только приобретение, но и утрата каких-то ценностей: экологии, тишины, спокойствия, стабильности профессии, незыблемости общественного строя и т.п. Если прогресс преобладает, то в целом говорится о прогрессивном развитии, в случае преобладания регресса речь идет о деградации.”

Что есть прогресс, что есть регресс в приведенной цитате, и есть ли вообще в этих терминах смысл, куда направлен вектор развития, в какой ”системе координат” мы будем определять преобладание прогресса или регресса, неясно совершенно. Очевидно, без дополнительных уточнений, без задания направления невозможно определить, где движение по восходящей, то есть прогресс, а где наоборот.

Такой ответ не имеет смысловой нагрузки сам по себе и неприменим на практике.
Попробуем разобраться с развитием.

Все находится в непрерывном движении и взаимосвязано между собой. Жизнь есть процесс. Все живет для смерти и в смерти рождается для жизни. Стремление к совершенству есть стремление к инобытию, ибо совершенство есть конец стремления к нему и, следовательно, завершение процесса, то есть жизни. Развитие – это направленное движение, а вектор – стремление к прогрессу, совершенству и идеалу как к пределу. Развитие может быть непрерывным – эволюционным, а может осуществляться скачками – революционным. Развитие также может быть линейным, циклическим или спиралевидным. Кроме того, развитие может быть эволюционным и, как показывает практика, это самая короткая и легкая дорожка. Но сложно найти пример самостоятельного государства, не прошедшего через революцию – качественные изменения экономического и общественного устройства.

Большевики, эсеры и другие революционеры в России переняли у Маркса идею неизбежности кризисов и революций. Ленин видел будущее развитие общества только через мировую революцию, а затем Троцкий разработал концепцию перманентной революции. Большевики были радикалами и желали разом решить все проблемы России. История показала, что революция действительно переводит на качественно новый уровень развития общества, но этот скачок, снимая отдельные противоречия, создает новые.

Общественное развитие, как и развитие само по себе, является процессом. Человеку куда проще разбить процесс на составные части, на дискретные точки, чем охватить его как единое неразрывное целое. Поэтому исторический процесс в сознании большинства есть аккуратные колонки дат и событий, то есть вырванные из ткани истории мгновения. А тем временем все более актуальным становится именно диалектическое понимание истории.

Ни для кого не секрет, что в современном мире протекают процессы глобализации. Все унифицируется, приводится к общему знаменателю. Мир становится взаимозависимым, перед цивилизацией стоят общие для всех наций проблемы и, следовательно, эти вызовы приведут рано или поздно к осознанию человечеством себя как единого целого.
Вырабатываются универсальные правила игры для всех, и ни одна страна не может без катастрофических последствий эти правила игнорировать. Все зависят от всех, хотя и в разной степени. Мы пользуемся компьютерами, собранными в Китае или Японии с возможными корейскими или ирландскими компонентами, на них установлено программное обеспечение, разработанное в США или других странах мира. Это объективный процесс – другого пути на данном этапе нет.

В 21 веке перед человечеством стоят задачи глобального характера. Их решение не может быть локальным. То есть бороться за сохранение озонового слоя отдельно Украине или Германии бесперспективно – это может делать только цивилизация, как единое целое, располагая соответствующими инструментами для этого. Кажется, что это нечто новое в истории. Но неужели подобного никогда не было прежде? Это новое, но лишь на данном этапе, на данном витке спирали развития.

В 1-2 веках от Рождества Христова в цивилизованном мире того времени уже протекали подобные процессы. Римский глобальный проект – Pax Romana – это единые правила игры для всех субъектов империи. Существовали общие законы, гражданство, мосты и дороги, акведуки и города с населением больше миллиона человек, это регулярная армия, защищающая границы, это мир и стабильность, это единое ментальное, культурное пространство при сохранении разных культур и уважении к разным традициям. Римская цивилизация вобрала в себя все ценное, все выдержавшее проверку временем, все имевшее глобальное значение и творчески реализовала настолько, насколько было возможно в тех условиях.
Сегодня, в начале 21 века, мы живем в схожий период времени, когда создается новый глобальный проект, вбирающий в себя все ценное из множества разных культур. Таким образом, “новое” – есть только “старое” на новом витке спирали.

Попробуем ввести “систему координат” так, чтобы вектор развития был направлен в сторону интеграции, взаимопроникновения культур и традиций в единую глобальную цивилизацию с общими целями, ценностями и правилами игры, с общецивилизационной, наднациональной идентичностью. Например, Европейский Союз, где немец или поляк, в первую очередь,- европеец, а затем уже гражданин Германии или Польши. Теперь мы можем задать прогресс, как те периоды в истории человечества, когда оно проходило через глобальные процессы объединения и унификации, а регресс-
как обратный процесс дезинтеграции. Становится очевидным, что местечковый национализм не в состоянии отвечать вызовам времени, локальные ответы на глобальные задачи не являются приемлемым решением этих задач на перспективу.

Сергей Шульга