Военная реформа и её глобальный контекст

    Свершилось. Произошло то, чего так долго ждали представители сильного пола, скрывавшиеся от военкоматов в стенах вузов.
С 2014 года отменяется призыв в Вооруженные силы Украины. Армия переводится на контрактную основу, параллельно начата очередная военная реформа и даже разрабатывается новая военная доктрина. Цель этих мероприятий – сократить, социально обеспечить, модернизировать. Причем, если последние два пункта едва ли достижимы, то тотальное сокращение всего и вся реально происходит и будет происходить.

    Идея, видимо, заключается в следующем: резко сокращая количество, усиливаем качество. Тогда сможем решать те же задачи меньшими силами, поскольку эффективность их применения резко усилится.
Но как раз в серьезном усилении этой самой эффективности и возникают сомнения, особенно на фоне тех средств, которые выделяются МО Украины на реализацию таких грандиозных планов. На выполнение государственной комплексной программы реформирования и развития Вооруженных Сил на период до 2017 г. правительством предусматривается направить около 131,7 млрд. грн.
Статьи затрат: боевая подготовка ВСУ — 12,1 млрд. грн. (увеличение с 6,4% общего бюджета в 2013 г. до 10,6% в 2017-м), вооружение — 24,7 млрд. грн. (увеличение с 10,4% общего бюджета в 2013-м до 21% в 2017-м), содержание Вооруженных Сил — 89,7 млрд. грн. (уменьшение с 83,2% в 2103-м до 68,4% в 2017-м).

    С целью обеспечения Вооруженных Сил современными образцами вооружения и военной техники разработаны и выполняются четыре государственные целевые оборонные программы: развития вооружения и военной техники до 2017 г., строительства кораблей класса «корвет», создание и производство военно-транспортных самолетов Ан-70, создание и производство ракетного комплекса.
До 2017 года, по словам МО Украины, планируется закупить корвет, два самолета Ан-70, до 10 бронекатеров, модернизировать боевые самолеты, вертолеты, зенитные ракетные и радиолокационные комплексы, разработать современный ракетный комплекс корабельного базирования.
Общий бюджет на выполнение этих задач программы предусмотрен в объеме 12 млрд. 748,7 млн. грн. Для сравнения, военный бюджет США на 2014г, даже в условиях бюджетных сокращений, составляет более 624 миллиардов долларов.

    Если на 1 января 1992 года в армии Украины насчитывалось 720,0 тыс. человек, то на 1 января 2000 года — 310,0 тыс. человек, а на 1 января 2004 года — 265 тыс. человек. Как ожидается, к 2017 году численность вооруженных сил Украины сократится с нынешних 184 тысяч до 122 тысяч человек.
Планируется сократить число военных округов. Концепция реформирования и развития Вооруженных сил до 2017 года предусматривает сокращение их количества до двух. ОК «Запад», центр которого будет находиться в Ровно, и ОК «Восток» – с центром в Днепропетровске. Управление ликвидированным Южным округом будет разделено между «Востоком» и «Западом».

    Итак, что из этого всего следует?

  1. Украинские Вооруженные силы резко сократятся в количестве. Совсем не факт, что при этом значительно выиграют в качестве и смогут решать поставленные перед ними задачи.
  2. Оборонно-промышленный комплекс Украины ждут нелегкие времена, поскольку внутренний оборонный заказ исчисляется буквально единицами, новые разработки в этих условиях практически не ведутся, а экспортные заказы будут неизбежно сокращаться.
  3. Украине необходимо четко определить свою политику в области военного строительства и обороны.

     Очевидно, переход на контрактную службу назрел, альтернативы нет. Будущее за профессиональными армиями, насыщенными робототехникой, информационными системами, сложными системами оружия. Но готова ли к этому современная украинская армия? Видимо нет.

    Подлинной независимостью в военном плане могут похвастаться только США, Россия и Китай. Причем, время России проходит, а Китая еще не наступило. Украина не в состоянии самостоятельно обеспечить свой суверенитет от всех возможных угроз. Возможно в перспективе мы будем иметь компактные мобильные ВС, способные решать ограниченный круг задач, но не более того.
Действительно, европейские армии сокращаются, даже сводятся местами к нулю, но разница в том, что они все являются членами НАТО и находятся под защитой США и всего блока коллективной безопасности. А Украина имеет внеблоковый статус.

    Война – не более, чем продолжение политики другими средствами. Поскольку нет четкой внешнеполитической концепции у руководства государства, то нет четкости и в военной доктрине. Сближение с ЕС означает встраивание в структуру европейской системы безопасности. Невозможно интегрироваться в ЕС политически и экономически, а в военном отношении остаться нейтральными.
Не будучи включенной в глобальную систему безопасности, будь то сегодняшнее НАТО, или некая новая организация чисто европейской коллективной обороны, Украина очень сильно рискует. Самостоятельно наша страна не в состоянии парировать возможные угрозы. И рассуждения о том, что после распада Варшавского блока и СССР вероятность войны в Европе свелась практически к нулю, не выдерживают критики, поскольку в военном планировании необходимо учитывать все возможные сценарии на длительную перспективу.

    Мир быстро меняется. Центр тяжести военных потенциалов переходит в Азию. Факты говорят о том, что вскоре появятся новые военные сверхдержавы – Китай и Индия. Значение России будет уменьшаться. Вероятнее всего, существующие союзы переформатируются, и задача политического руководства страны — предвидеть эти события, чтобы адекватно реагировать на них.

Сергей Шульга