Вечный революционер без революции

Летом 2014 года исполнится 168 лет со дня рождения человека, познакомившего простых украинцев с европейской литературой, человека, творческое наследие которого составляет более 6 000 произведений, человека, который всю жизнь отдал на служение своему народу, но так и не был до конца им понят.

Иван Яковлевич Франко родился в 1856 году в семье крестьянина-кузнеца. Галичина, где вырос будущий писатель, публицист и поэт, на тот момент была Австрийской провинцией, неразвитой, полной суеверий и предрассудков. Более половины сельского населения были неграмотными, в семьях умирал каждый второй ребенок от голода, отсутствия гигиены и современной медицины. Именно в таких условиях провел первые годы жизни будущий интеллектуал и носитель передовых взглядов Иван Франко. Семья Франко считалась зажиточной и, по воспоминаниям самого поэта, менее остальных была подвержена различным суевериям. Тем не менее, по обычаю того времени, дома Ивана называли другим именем – Мироном. Это делалось для того, чтобы смерть не смогла узнать его и обошла стороной. Через много лет Франко будет использовать это имя в качестве творческого псевдонима. А многочисленные предания, песни и легенды, услышанные писателем еще в детстве, станут материалом для будущих произведений. Кстати, они пригодятся ему еще и как профессиональному этнографу.

С ранних лет Иван Франко отличался прекрасной памятью (мог пересказать товарищам часовую лекцию преподавателя, знал наизусть весь «Кобзарь»), а домашние задания по польскому языку нередко выполнял в поэтической форме. Еще будучи гимназистом Франко начал переводить на украинский язык произведения античных философов. Вообще, стоит отметить, что он был одним из немногих авторов в мире, который свободно писал на трех языках (украинском, польском и немецком), а переводил с 14 языков. Своим долгом и своей целью Иван Франко видел познакомить украинцев с произведениями мировой классики, заинтересовать простых Галицких крестьян прогрессивными идеями, которые уже давно витали по всей Европе. Но цель эта требовала практически полного самоотречения, огромного и кропотливого труда в бедности и непонимании как со стороны представителей украинской интеллигенции, так и со стороны русофилов, австрийских консерваторов и самих же крестьян, которым сложно было охватить своим сознанием всю мировую историю, понять двигатели ее развития и принять ту активную позицию, к которой всю жизнь призывал Франко.

После окончания Дрогобычской гимназии, Франко поступает на философский факультет Львовского университета. Там и начинается его политическая и серьезная творческая деятельность. После очарования москвофилами, за которым последовало и разочарование, Иван с товарищами проникается идеями Михаила Драгоманова, которые повлияли на всю последующую жизнь Вечного революционера. Три тюремных заключения, отказ в должности профессора Львовского университета, постоянная критика и жизнь в бедности – вот какой монетой платила Галичина за попытки своего сына найти истину и вести к ней остальных.

И при жизни поэта, и после его смерти не прекращались споры о том, к какому же лагерю отнести великого Каменяря. Его обвиняли в национализме, что не давало ему быть своим среди социалистов, но и националисты никогда не считали его одним из них, из-за социалистических взглядов, которые Франко никогда не скрывал. Сайт ЮНЕСКО, опубликовавший к 150-летию великого писателя информационную справку, назвал Франко «основателем социалистического движения на Украине», что привело в ужас современных украинских «патриотов».

Франко познакомился с марксистской литературой в 1878 году, уже после своего первого ареста и заключения. Он перевел на украинский язык 24-ю главу «Капитала» и некоторые главы «Анти-Дюринга», написал предисловие для издания этих работ отдельной брошюрой. В то же время Франко предпринял издание серии брошюр «Дрiбна бiблиотека», целью которой было знакомство широкого украиноязычного читателя с лучшими сочинениями мировой художественной литературы, с достижениями естествознания и других наук. В течение 1878-1890 гг. вышло 14 книжек из этой серии. В октябре 1890 года по инициативе Ивана Франко и М. Павлыка была создана «Русько-украiнська радикальна партiя» (слово «Руська» в названии партии поначалу означало не «русская»; русинами тогда именовали себя украинцы на Галичине, но позже сам Франко именует партию «украiнсько-росiйською», то есть украинско-русской), которая по совету Михаила Драгоманова стала на позиции «научного социализма». Нужно отметить, что это была первая политическая партия на территории Украины.

В 1893 году И.Франко публично заявляет о своем отречении от социалистических убеждений, поскольку они, как он выразился, хоть и правильны, но несвоевременны для Галичины с ее преимущественно крестьянским населением, и объявляет себя национально-украинским радикалом. В этом же году Франко получает степень доктора философии в Венском университете. У него есть возможность остаться в центре Австро-Венгерской империи и строить там блестящую карьеру, но Франко возвращается во Львов в надежде получить место во Львовском университете. Но по решению профессорской коллегии Ивану Франко было отказано в предоставлении места приват-доцента. От поэта, трижды побывавшего в заключении и попавшего в немилость власти, отворачиваются даже старые друзья.

В сборнике «Мій ізмарагд», выпущенном как раз после неудачной попытки получить должность в университете, в стихотворении «Сідоглавому» поэт признается, что не в силах любить свою инертную, неэнергичную нацию, а просто будет ей верен, как собака, которая верна своему господину, хотя его не любит. Но в том же сборнике, в стихотворении «Поет мовить» Франко пишет:

«Україно, моя сердечна нене!
Не лай мене, стражденна, незабута,
Що не дало моє життя злиденне
Того, що ждати ти могла від мене!»

Украинские националисты, пытаясь представить Ивана Франко как своего собственного предтечу, по сей день пытаются уверить публику и самих себя, что он мечтал переделать Украину на западноевропейский манер. Они не перестают повторять, что Франко был писателем мирового масштаба и что Нобелевскую премию ему не дали только потому, что не успели: он умер раньше, чем представление было рассмотрено Нобелевским комитетом. Русские патриоты, наоборот, всячески указывают на тот факт, что недруги называли Франко «московофилом» и что он сам признавал огромное влияние на него русской культуры, что даже в последние годы своей жизни он продолжал переводить на украинский язык произведения великих русских писателей. На самом деле ошибаются и те, и другие. Франко не был никогда ни «западником», ни «славянофилом». И даже украинская нация интересовала его не сама по себе, как нечто целое. Он прекрасно видел, что она неоднородна и относился с презрением к тогдашним «украинофилам».

Вот как описывал Франко период творчества Тараса Шевченко, когда тот сумел избавиться от некритического преклонения перед всякого рода казатчиной и гетманщиной: «Невозможная вещь, чтобы Шевченко, живя в то время в Петербурге, не увлекся той большой волной прогрессивного движения, чтобы его горячая молодая душа не повернула тоже в новом направлении, тем более что его собственные мужицкие симпатии давно тянули его в ту сторону. Поэтому неудивительно, что против наплыва этих новых идей более давние его казацкие идеалы бледнеют, что его узкий украинский национализм плавно превращается сам в себе, перерождается в любовь ко всем славянам, угнетаемым чужими, а дальше в любовь ко всем людям, угнетаемым цепями социального неравенства, неправды и неволи… С одной стороны украинский национализм, избавившись от староказацкой закваски, расширяется и углубляется в настоящий украинский патриотизм, в истинную «гражданскую скорбь» над теперешней печальной судьбой Украины, в могущественный гнев на ее угнетателей. Но это уже не тот формальный патриотизм, который мы видели на первом этапе творчества Шевченко. Этот новый патриотизм нашего поэта не заключается уже в воспоминаниях о «славном минувшем», гетманских булавах, жуланах и войнах. Он, основывается сознательно и твердо на любви ко всем людям, на желании общечеловеческого братства, на сочувствии ко всем угнетенным и обиженным, среди которых первая и самая близкая сердцу поэта его родная Украина».

Стоит отдельно отметить и отношение Ивана Франко к религии. Несмотря на многочисленные обращения к религиозным мотивам в своем творчестве, Франко все же был атеистом, что доказывает его стихотворение ЕХ NIНILO («Из ничего»), подзаголовок «Монолог атеиста». Оно написано в 1885 году в лучших традициях просветительского боевого, воинствующего вольнодумства. В этом же стихотворении Франко четко дает понять, какие именно приоритеты он ставит перед собой и чего пытается добиться:

«Моє відкриття — воля і простір,
Котрий заповнювати треба трудом
І дослідом століть. Моє відкриття —
Се не мета, лиш шлях, котрого краю
Не видно; не спокій для втомлених,
Але товчок могучий для міцних,
Для руху й поступу; не певність та
Лінива, що хапається одного
Й лежить на тім, неначе пес на сіні, —
А сумнів, критика і дослід правди,
І думка та, шо всеї правди нам,
Дрібним атомам, не вловить ніколи.»

Франко был плоть от плоти крестьян, который ценою невероятного труда и лишений поднялся к вершинам мировой культуры и считал своим долгом поднять к этим вершинам свой народ.
«Народе мій, замучений, розбитий, Мов паралітик той на роздорожжу» — так начинается пролог к одному из наиболее выдающихся произведений Ивана Франко «Моисей». Очень жаль, что эти слова не теряют своей актуальности по сей день. Патриотизм до сих пор ограничивается вышиванкой и мовой, лучшие сыны Украины покидают ее в поисках благополучия, а больше половины украинцев, согласно опросам, даже не читают книг, страну вдоль и поперек уже давно поделили олигархи. Наверное, призыв великого украинского интеллектуала, философа и поэта к прогрессивным идеям и мыслям так до сих пор и не услышан.

Подготовлено на основе статьи В.Д.Пихоровича
«И все-таки Вечный революционер». Материал готовила Марина Овчинникова